Приручение взрослых волков

Image: 
Волкособ описание

Волкособ

Body: 

Сегодня распространено мнение, что взрослые волки не приручаемы. Животные, слишком эмоциональны и боязливы, чтобы когда-либо принять человеческий контакт. Поэтому если субъект желает завести волка, которого можно приручить, то необходимо отлучать его от матери в раннем возрасте.  Как правило, говорят, до трех недель.

Тем не менее, были и те, кто приручил взрослых волков. Наиболее известные эксперименты были сделаны Джеромом Вулпи и Бенсоном Гинзбургом из Чикагского университета. Их успех в приручении взрослых диких волков был описан в журнале The American Zoologist в 1967 году. Однако сегодня по-прежнему часто говорится, что взрослые волки, которые не были социализированы с людьми в щенячьем возрасте – не приручаемы.

Дело не в том, что это в принципе невозможно. Дело в том, что это требует некоторых специальных условий содержания и много времени и терпения, чтобы добиться успеха.

Следует отметить, что, хотя Вулпи и Гинзбург смогли приручить взрослых волков, это не означает, что они стали такими же, как домашние собаки. Хотя животные стали очень доброжелательными по отношению ко всем людям, маловероятно, что они могут быть использованы для большей часть специализированных работ, которые выполняют домашние собаки. Тем не менее, утверждение о неприручаемости взрослых волков не верно.

Вулпи и Гинзбург описали в своей статье 1967 года свои опыты с семью волками. Трое из них были социализированы с людьми щенками и были в постоянном контакте с людьми на протяжении всей жизни. Трое из них были социализированы с людьми, будучи щенками и подростками (прибылыми), а затем оказались в естественной среде с другими волками, которые не были социализированы к людям. И был один пойманный взрослый волк возрастом не менее 5 лет, который ранее не контактировал с людьми. По окончании эксперимента все животные стали социализированы и доброжелательны ко всем людям. Тем не менее, те трое которые были социализированы щенками, а затем оказались среди диких не социализированных животных опасались людей.  Эти волки приручались тем же способом, как и пятилетний.

Авторы описывают социализацию взрослых волков следующим образом:
 
Социализация взрослого волка в условиях нашей лаборатории происходит в четыре постепенные, но определенные стадии: побег, избегание, подход-агрессия, и, наконец, дружественное или социализированное состояние.

На начальном этапе социализации не социализированного взрослого волка животное начинает приспосабливаться к своему окружению и присутствию экспериментатора вне вольера, он становится очень эмоциональным, когда экспериментатор входит в вольер. При этом волк обычно испытывает различные способы побега, в том числе рытье в бетонном полу, лапание закрытой двери и высокие прыжки в воздух.

Как только волк становится несколько более приспособленным, это поведение чередуется с экстремальным отступлением, при котором волк забивается в самом дальнем от наблюдателя углу вольера, поджимает хвост между ног и отводит уши назад, задыхается, дрожит, и пускает слюни. Это чрезвычайно боязливое поведение сопровождается частой дефекацией и мочеиспусканием, трепетом, а также изменением в диаметре зрачка. Этот первый этап называется «стадией побега» процесса социализации.

В зависимости от возраста и предыдущего опыта волка, вторая или «стадия избегания (уклонения)» начнется примерно через месяц после начала тренировок. Этот этап медленно вытекает из стадии побега. Интенсивность эмоций, если судить по вегетативным признакам, начинает стихать, и волк реже прибегает к побегу. Теперь он просто остается как можно дальше от экспериментатора, насколько это возможно. Однако вместо того, чтобы забиться в угол, волк будет сидеть в более спокойной манере, не поджимая хвост, а уши, направив вверх и на экспериментатора. Если экспериментатор увеличит свои телодвижения на ранней стадии второго этапа, волк может вернуться к предыдущей эмоциональной стадии - «стадии побега». Как правило, после нескольких месяцев волк последовательно разрешает приближение экспериментатора, и уже на данном этапе может начаться процесс приручения.  По мере прогрессирования социализации, волк начинает делать движения к экспериментатору и останавливается, если экспериментатор начинает смотреть прямо на волка.

Вскоре после этого наступает «стадия приближения». Это представляет собой важную и деликатную стадию процесса социализации. Волк сначала любознательный и весьма настороженный. Он будет робко обнюхивать тело и одежду экспериментатора, но отступит, если экспериментатор двинется или посмотрит прямо на него. Позже, на «стадии приближения», он будет пытаться жевать и тянуть одежду экспериментатора, а так же тереться о те места, где сидел экспериментатор, как только последний покинул вольер. Время от времени он также будет отмечать эти места мочой. Потом он начнет тереться о самого экспериментатора, а иногда и мочиться прямо на него (модель поведения более свойственная койотам, чем волкам). Когда он терся об экспериментатора, он часто позволял себя гладить, не отступая при этом.

По мере увеличивается знакомства волка с экспериментатором, он начинает принимать больше свободы действий. Это усиливается, если защитная одежда носится под обычным лабораторным халатом или комбинезоном. Волк может напасть на такую одежду, как будто она не была частью исследователя. Как правило, укусы и дергания направлены ​​на одежду исследователя. Если попытаться предотвратить это, волк начнет кусать все сильнее и более энергично. Попытки животного доминировать на данном этапе могут привести либо к полномасштабной атаке, либо к регрессу в более раннюю стадию социализации, которую затем будет более трудно преодолеть, поскольку животное запомнит предыдущий неудачный опыт.

На практике мы обнаружили, что лучше всего не сопротивляться в условиях мягкой атаки. Безусловно, животное отступит, если второй член команды приблизится или войдет в вольер. Экспериментатору, таким образом, не угрожает реальная опасность.

Так как трудно удержать волка от приближения и в то же время не дать ему кусаться, экспериментатор пытается изменить исследовательское поведение волка в нечто более приемлемое, например, погладив и почесав его. К счастью, волк будет угрожать, когда он враждебен, и тем самым даст заблаговременное предупреждение о своем намерении. Обычно угроза амбивалентна, состоит из приподнятой верхней губы, которая просто обнажает зубы. Это может сопровождаться низким рычанием. Уши в естественном вертикальном положении или отведены немного в сторону, а хвост находится в нормальном положении - вниз и слегка назад. В этот момент экспериментатор должен препятствовать агрессии до момента, когда угроза будет снятой и поза волка вернется к нормальной. Если это не удается экспериментатор должен либо полагаться на подход к вольеру ассистента, либо он должен покинуть вольер до того когда угроза перейдет в атаку. Если он пугает волка, процесс социализации, возможно, придется значительно расширить. Если волк не спокоен, он может нанести энергичную атаку. Если отступление экспериментатора будет слишком поспешным, волк станет более склонным к агрессии при следующей встрече. Тщательная командная работа со стороны экспериментаторов обычно сводит эти проблемы к минимуму.

Четвертый и последний этап социализации, в ходе которого волк становится дружелюбным, начинается, когда экспериментатор добивается успеха в предотвращении агрессии волка при своем приближении. На данном этапе волк уже не боится экспериментатора, легко подходит к нему, легко дает себя чесать и гладить. Во время этой фазы вполне вероятно, что волк начнет лизать лицо и руки экспериментатора. Еще позже он начнет вилять хвостом, когда экспериментатор входит в вольер и ставить свои передние лапы на дверь вольера в ожидании входа экспериментатора. Виляния хвостом становятся более энергичными, когда экспериментатор подходит к вольеру. В этот момент, спустя шесть или семь месяцев после первого контакта, типичного волка можно считать социализированным. Это также стадия, на которой волк попытается удерживать экспериментатора лапами и приветствовать его, поместив свои челюсти вокруг подбородка и нижней части лица, во многом таким же образом, как и при приветствии другого волка в «волк-волк» церемонии.

Социализированное дружественное поведение легко усваивается детенышами и в несколько меньшей степени подростками. В ряде случаев, когда такие социализированные молодые волки затем изолировались от дальнейших контактов с человеком в течение длительных периодов (более 6 месяцев), их социализация не сохранялась. Таким образом, у молодого волка это социальное поведение должно и впредь поддерживаться в целях предотвращения возврата реакции страха. Тем не менее, взрослые волки, обладающие полностью социализированным поведением, не теряют его, даже после периодов, превышающих год, в течение которого они не имели прямого общения с человеком. Эти полностью социализированные животные сохраняют свое дружеское поведение и обобщают его для всех людей, которые действуют соответствующим образом к ним. Мы никогда не наблюдали однохозяиность, так часто наблюдаемую у домашних собак, в любом из наших семи социализированных волков, и мы связываем это с крайней общительностью волка и его способности к обобщению, качество которых по-разному развивается у многих разновидностей домашней собаки. Необходимость ограничения животным пространства в условиях нашей лаборатории обеспечило ту физическую ситуацию, в которой было легко показать, что в отличие от способности взрослых волков обобщать свое социальное поведение ко всем людям, они не обобщают такое поведение по отношению ко всем волкам. Каждое новое волк-волк взаимодействие, которая развивается среди «сокамерников», требует несколько недель интенсивного социального взаимодействия, в том числе многочисленных боев, пока оно не будет установлено.

Однако, после установления, оно остается таким на протяжении периода разделения, по крайней мере, один год. Эти постоянные отношения не наблюдались у животных в возрасте до одного года. Что же касается процесса социализации, то, сессии продолжительностью 10-20 мин, оказались столь же эффективны, как и те, что длились час или более. Межсессионные интервалы в три дня были так же эффективны, как и ежедневные сеансы, а как только реакции страха были преодолены, начали применяться интервалы в несколько недель, чтобы стимулировать волка приближаться с большей готовностью. Социализационные сессии были не столь эффективны, когда в вольере находилось более одного волка, даже если другой был полностью социализированным. В этих условиях менее социализированный волк часто использовал другого в качестве барьера, за который он мог отступить и откуда мог совершать агрессивные выпады.

Таким образом, взрослого волка можно приручить. Просто это потребует много времени и опыта (и немного смелости). 

Конечно, некоторые читатели могут назвать эксперимент «низкопробным», ведь трое волков, которых приручали взрослыми, первоначально все же контактировали с человеком в очень молодом возрасте.

Но один все, же был приручен как "средневозрастной" взрослый, который ранее не имел опыта взаимодействия с людьми.

В то же время, считается, что единственный способ справиться с волком – это грубая сила. В большей части литературы, обсуждается, как важно, установить господство над волком, чтобы бороться с ним. Некоторые эксперты и псевдоэксперты утверждают, что необходимо много физической силы и демонстрации доминирования своим подопечным. И только такие действия являются правильными.

Диких животных часто ловят сетью ​​или удерживают с помощью ловчего шеста, чтобы привить их или успокоить для транспортировки к новому месту.

Применение аналогичных методов к социализированному волку никогда не привьет животному любовь к своим хозяевам.

Если Вы внимательно читали, Вулпи и Гинзбурга, то они никогда не исходили из ментального принципа «Я - Альфа волк». Там также никогда не было предположения, что взрослый волк не может научиться принимать людей как своих социальных партнеров.

Они просто попросили волка дружить. Конечно, это потребовало времени, чтобы задать волку этот вопрос. Но как только волк понял, о чем его просят, он ответил утвердительно.

Следует также отметить, что все волки из описанного эксперимента были из Северной Америки, и все они произошли из диких популяций, которые были исторически преследуемы человеком. Все животные испытывали очень сильный страх, который является одной из причин, почему социализированные в раннем возрасте волки потеряли их дружелюбие к людям, когда они жили с не социализированными сородичами в течение длительного периода времени.

Маловероятно, что у предков современных волков были такие сильные реакции страха, и, следовательно, древним охотникам-собирателям, было легче сформировать с ними отношения. Большинство диких волков, вероятно, испытывали любопытство к людям.

Эти волки могли бы быть социализированы уже взрослыми. Не следует считать, как некоторые часто делают, что изначально одомашненные волки одомашнивались исключительно новорожденными щенками. Взрослых особей также можно было бы приручить, даже без специальных методов, которые использовали Вулпи и Гинзбург.